Уважаемый Александр Иванович (ma*******9@mail.ru)!

Ваше упорство поражает, но будьте предельно внимательны при заполнении адреса. В половине случаев в вашем адресе присутствует ошибка и письма не могут быть доставлены, мы лишь догадываемся по указанному имени, что это от вас. Но некоторые письма уходят нормально.

Проверьте папку "Нежелательная почта" или "Спам" - вероятно письма, что мы пишем в ответ на ваши заявки, попадают туда.

Уважаемые клиенты! Если после того, как вы сделали заявку и к вам не пришло письмо "Вы сделали заказ" (вам отвечать на него не нужно, это атоматический ответ), значит вы указали неверные обратные данные.

Думать как китаец

Думать как китаец

Внезапное охлаждение отношений с Западом заставило российскую элиту, да и не только ее, вновь обратить взгляды на восток, в сторону Китая. Возможна ли дружба с Пекином? Насколько совпадают или не совпадают наши геополитические интересы и культурные коды?

Ответить на эти, вдруг ставшие столь важными для России вопросы, пытается русский предприниматель, долгие годы живущий и ведущий бизнес в Китае. Непосредственным северным соседям китайцев с древности - кочевникам и их потомкам - наверняка есть, что добавить по этому поводу. Стоит ли и нам, следуя новому российскому тренду, уже всерьез присмотреться к образу мышления китайцев? А вдруг пригодится?

Об этом можно написать книги. Я прожил и проработал в Китае много лет и хотел бы затронуть такое неоднозначное понятие, как китайский менталитет. У китайцев много положительных черт, и мы хорошо о них знаем. Трудолюбие, неагрессивность, практичность и усидчивость — это то, чего недостает многим русским или европейцам. Но, рискуя вызвать упреки в неполиткорректности, я решил сосредоточиться на непривлекательных чертах китайского характера, которые раздражают иностранцев.

Жить по-китайски

Всякого, кто попадает в Китай, мягко говоря, удивляют некоторые особенности повседневного поведения местных жителей. Китайцы лезут без очереди, мусорят и кричат, не обращая внимания на окружающих. А деловое общение только усугубляет первое, не самое благоприятное впечатление. В Китае слова мало чего стоят, а хитрость и лицемерие — зачастую норма ведения бизнеса.

Но что является первопричиной такого поведения? Прожив в Китае десять лет, я пришел к выводу, что в основе лежит тривиальное неуважение к другим людям, которое в китайском обществе является жизненным стандартом. Эта черта не столь заметна, потому что она сочетается с низким уровнем агрессии. Мы в России привыкли к тому, что если нас кто-то не уважает, то делает это наступательно — агрессивно. В Китае не так. Здесь нет уважения друг к другу, но нет и агрессии. Тем не менее тотальное игнорирование интересов окружающих — это именно то, что я бы поставил во главу угла при описании китайского менталитета.

Такое отношение к окружающему миру является причиной не только бытовых, но и гораздо более серьезных проблем. Хороший пример — экологическая ситуация в Китае. Сложно передать, насколько критична ситуация с загрязнением воздуха в Китае. Московский воздух — просто живительный кислород по сравнению с воздухом некоторых индустриальных районов КНР, где природа и животный мир просто уничтожены. Трудно представить, чтобы люди, уважительно относящиеся к окружающему миру, могли вести себя подобным образом. Существует мнение, что невнимание к экологическим проблемам обусловлено нищетой населения. Но Китай давно перестал быть нищим. Народ живет в среднем небогато, но голода и нищеты нет давно. И при этом Китай — мировой лидер по выбросу парниковых газов и не предпринимает серьезных шагов по предотвращению экологической катастрофы.

"Рядовой китаец, бросающий коробку от «хэфаня» на дорогу. «Лаобань», владелец фабрики, сливающий отходы в мертвую речку. Правительство, в очередной раз отказывающееся подписывать Киотский протокол и закрывающее глаза на глобальную проблему уничтожения. Все это звенья одной цепи. И причина этих действий одна — несвойственно китайскому характеру поступаться своими, даже краткосрочными интересами.

Вот случай из жизни. Как-то раз рядом с моим домом начали строить станцию метро. Метро — дело нужное. Да только строили станцию круглосуточно. Семь дней в неделю. Без праздников и выходных. На протяжении почти трех лет. Со всем вытекающим шумом, скрежетом, отбойными молотками и работающей 24 часа в сутки техникой. В 100 м от жилого комплекса на несколько тысяч человек. Китайское экономическое чудо, конечно, поражает воображение — за эти три года в Шэньчжэне было построено около 100 станций метро. Но сколько сотен тысяч людей 12-миллионного города не могли нормально спать и жить? И никто из жителей не спросил, нужно ли им метро так срочно и ценой сотен бессонных ночей. Кто-то возразит: «Но ведь китайцы совершенно нормально ведут себя и в семье, и с друзьями…» Я отвечу на это так: нет особенной добродетели в том, чтобы любить и уважать близких. Это нормальное состояние человека. Добродетель — уважительное отношение к человеку незнакомому. И именно этого в Китае вы не найдете. Пусть вас не вводит в заблуждение традиционная китайская любезность. Это определенное поведение, но это не уважение.

Работать по-китайски

Следующая черта китайцев, которая удивляет и разочаровывает европейцев, — рамочность мышления. Многие иностранные предприниматели жалуются, как трудно найти в Китае думающего сотрудника. И это действительно так. Исполнительного сотрудника найти несложно и при надлежащем контроле он будет образцово выполнять свои обязанности. Но как только ему понадобится принять самостоятельное решение — жди беды. Китайцы плохо принимают решения в нестандартных ситуациях. Проблема связана, как мне кажется, с тем, что китайцы хорошо мыслят в жестко заданных и изученных рамках.

Экстраполировать свои знания на новое явление, применить свои знания в иной ситуации, призвать на помощь логический анализ — задача для них часто непосильная. Я, как любитель примеров, приведу такой. Один мой товарищ работал в авиакомпании Shenzhen Airlines первым пилотом. Второй пилот — китаец купил как-то навороченные часы, измерявшие температуру, высоту и прочее. Мой товарищ поинтересовался, доволен ли тот часами. Ответ был такой: «В целом хорошие часы. Только вот альтиметр врет. Когда высоту 10 тыс. м набираем, он максимум 2500 м показывает».

Для гуманитариев поясню, в чем дело. Альтиметр измеряет не высоту, а давление воздуха, пересчитывая его затем в высоту над уровнем моря. А давление воздуха в салоне и за бортом, как вы уже догадались, сильно отличается. И если до меня, человека с обычным техническим образованием, суть проблемы дошла за секунду, то как человек, получив специализированное образование, мог на протяжении месяцев огорчаться «неверным» показаниям часов и не предполагать ничего, кроме поломки?

Рамочность мышления китайцев дополняется отсутствием любопытства. Когда я только начал работать в Китае, то обнаружил полное музыкальное невежество образованных, хорошо говорящих по-английски молодых менеджеров. То есть они слышали, что когда-то были The Beatles, но такие названия,  как Led Zeppelin или Pink Floyd, приводили их в недоумение. Позднее я обнаружил, что так дела обстоят не только с современной музыкой. Китайцы вообще мало интересуются чем-то, кроме насущных потребностей и зарабатывания денег. Они в массе своей не читают книг, не смотрят серьезного кино и не интересуются живописью. Сначала все это удивляло. Но однажды мой китайский зам меня просветил.

Как-то после работы мы продолжали сидеть в офисе. Закончив рабочие дела, я читал в Интернете о новой модели «Феррари». Ко мне подошел мой коллега-китаец, и я показал ему фотографии со словами: «Глянь, какая красота!» «Не знаю, — сказал он в ответ. — Мне не интересно, если честно». «Послушай, но как же так? — удивился я. — У тебя техническое образование. Ты же не можешь не оценить красоту с инженерной точки зрения. Это полет инженерной мысли, мало ограниченный рамками цены и экономичности, как в случае какой-нибудь «Тойоты». Настоящее искусство, если хочешь». Знаете, какой был его ответ?

"Большинству китайцев это неинтересно, потому что мы никогда не сможем себе это позволить». Это сказал образованный, учившийся в Англии человек. И это многое мне объяснило. Все эти «феррари» и «пинкфлойды» непрактичны, не имеют отношения к повседневным потребностям. Поэтому и интереса у китайцев не вызывают.

Но что же такого произошло в истории китайской цивилизации, что на выходе мы получили общество, в котором столь ценные черты, как трудолюбие и прилежание, соседствуют с такими сомнительными, как моральный нигилизм и узость мышления?

Учиться по-китайски

По моему мнению, ключевую роль в формировании современного китайского менталитета сыграли три явления — иероглифика, конфуцианство и культурная революция. Для тех, кто незнаком с иероглификой, немного поясню. Иероглиф невозможно прочесть. Его надо знать. И в подавляющем большинстве случаев логики в написании иероглифов нет. Их надо механически заучивать. Задумайтесь, каково это, вызубрить требуемые 3—5 тыс. иероглифов (а если надо читать классические труды, то и 10—20 тыс.), каждый из которых является непростым сочетанием черт и ключей, и вы поймете, насколько сильно система образования Китая заточена на зубрежку. Логика и здравый смысл (то, на что делается упор в европейской системе образования) при заучивании иероглифов помочь не в состоянии. А чтение, как вы понимаете, — основа всего. Иероглифика — основополагающая причина того, что китайское образование базируется на механическом запоминании, что с малых лет и определяет шаблонность мышления.

Второй фактор — конфуцианство.

"Для среднего европейца Конфуций — весьма расплывчатая фигура некоего древнего мудреца. На самом же деле почти всю свою жизнь Конфуций посвятил не философским трактатам, а разработке ритуалов и правил поведения жителей страны. Европейцу мало известны достижения Конфуция-практика. Квинтэссенцией его деятельности в должности министра внутренних дел при правителе Янь Хуэе стал свод законов, максимально регламентирующих жизнь подданных. Чтобы оценить этот шедевр, могу отметить, например, что во времена Конфуция-министра мужчины и женщины вынуждены были ходить по разным сторонам улицы, а за фасон одежды вне установленных правил полагалась смертная казнь.

Учение Конфуция самым гармоничным образом укладывается в описанный «иероглифический базис» и соответствует государственным интересам. Ведь его учение основывалось на том, чтобы избавить подданных от любого рода нежелательной самостоятельности, и сводилось к механическому заучиванию правил. О том, чтобы подвергнуть сомнениям слова учителя и попытаться проявить самостоятельность в суждениях, и речи быть не могло. Учение Конфуция самым явным образом стояло на страже порядка. «Безропотно выполняй свои общественные обязанности, безропотно выполняй свои личные обязанности» — какому правителю не по душе подобные правила для подданных? Благодаря подобным изречениям учение и заслуживало поддержку властей предержащих на протяжении 2,5 тыс. лет.

Третье явление, сильно повлиявшее на состояние китайского общества, — маоизм и культурная революция. За годы культурной революции председатель Мао уничтожил значительную часть китайской интеллигенции, общественные организации и профсоюзы. Закрыл музеи и театры. Были запрещены книги, спорт и искусство, а независимо думающие люди подверглись репрессиям. Даже сталинские времена не нанесли столь разрушительного удара по культуре и науке СССР. В Китае уничтожение культурных ценностей и людей, связанных с «буржуазными пережитками», считалось делом первостепенной важности.

Что же мы наблюдаем в итоге? Иероглифический подход к образованию и конфуцианство отсекли от древа китайского менталитета все «ненужное» — любопытство, кругозор, независимое аналитическое мышление. Все то, что является двигателем прогресса.

Гремучая смесь: конкуренция, прагматизм, шаблонность мышления

Иероглифика. Конфуцианство. Культурная революция. Вот три компонента современного китайского менталитет-коктейля. Добавьте к этому многовековую внутреннюю конкуренцию в связи с перенаселенностью и нехваткой ресурсов — и можно подавать к столу.

"Как будет выглядеть общество не очень богатых, принужденных к жесткой конкуренции друг с другом людей, не знающих «интеллигентных» способов конкуренции в виде нестандартных подходов и оригинального мышления? Такое общество будет выглядеть не слишком привлекательно. Здесь неоткуда взяться восприятию соседа как своего ближнего, ведь он соперник. Уважение и сопереживание по отношению к конкурентам тоже вредны для выживания. Самая выигрышная стратегия — «хождение по головам», иначе окажешься внизу и погибнешь. Поэтому сформированная привычка пытаться обойти конкурента во всем, даже в мелочах типа очереди — это стратегия выживания. И агрессии у китайцев мало, потому что она иррациональна, энергозатратна и, следовательно, вредна.

Психологи утверждают, что человек в основном формируется в возрасте до шести лет. Поэтому как бы внешне ни изменился Китай за последние десятилетия, значительная часть его населения — выходцы из того самого постмаоистского Китая. Безусловно, время идет, и все меняется. И современный Китай, хочется в это верить, движется в сторону общества, где уважение к ближнему не является чем-то исключительным. Рост благосостояния ослабляет внутреннюю конкуренцию, китайцы перестают воспринимать окружающих исключительно как соперников. Хотя в области образования в Китае процесс идет медленнее, ведь иероглифику никто не отменял, да и конфуцианский стиль преподавания пересматривать не планируется. Но и здесь, по моим ощущениям, изменения есть. Другое дело, что перемены в масштабе такой страны, как Китай, и в такой глобальной сфере, как самосознание нации, не могут произойти быстро. Скорее всего, заметные изменения произойдут со сменой поколений, да и то при условии, что тенденция сохранится.

Это не простая оговорка. Китай на протяжении последних полутора веков большую часть времени находился в положении бедного государства, раздираемого на части внутренними конфликтами и страдающего от агрессии иностранцев. ХХ век еще сильнее усугубил ситуацию, добавив унижения от поражений в войнах и гуманитарную катастрофу маоистского режима. На фоне такого бэкграунда сегодняшний экономический рост резко качнул маятник общественного сознания в противоположную сторону. На государственном уровне это выражается, например, в реваншистских настроениях по отношению к соседям. А на уровне индивидуумов, в частности, приводит к меняющемуся отношению к иностранцам от подобострастного к излишне самоуверенному.

Остается только надеяться на то, что маятник через какое-то время вернется в некое среднее положение, потому как резко растущие государственные амбиции и самомнение чреваты конфликтами.

Автор: Алексей Лопаткин

Справка

Алексей Лопаткин родился в 1975 году в Тольятти. В 1998 году окончил МГТУ им. Баумана, в 2005-м — Высшую школу корпоративного управления при Академии народного хозяйства по программе MBA. Предприниматель, живет и работает в Китае с 2003 года — сначала как директор представительства российской компании. В 2005 году открыл собственный бизнес в области консалтинговых услуг по работе с КНР. В настоящий момент сотрудничает с Китаем в области автомобильной электроники.

Asia Russia Daily